Дорога в Эммаус

Лука 24,13-3 5

Действующие лица:

Иисус

Мария, жена Клеопы

Клеопа

Иисус: У вас печальный вид. Вы говорили о чем-то серьезном?

Мария: Похоже, ты – единственный человек в Иерусалиме, который не знает о произошедшем недавно.

Иисус: Произошедшем? А что и с кем произошло?

Клеопа: С Иисусом из Назарета.

Мария: Своими делами и словами перед людьми и Богом он доказал, что он – великий пророк.

Клеопа: Но наши первосвященники и правители схватили его, приговорили к смерти и распяли.

Мария: А мы все надеялись на то, что он – тот самый, кто освободит Израиль.

Клеопа: Даже и сейчас понять все это так сложно. Вот уже два дня прошло, как все это произошло, но сегодня утром некоторые наши знакомые удивили нас. Несколько известных нам женщин пришли рано утром к гробнице, и не найдя его тела, вернулись к нам. Они утверждают, что видели ангелов, которые объявили им, что он – живой.

Мария: Потом некоторые мужчины пошли ко гробу, и нашли все так, как женщины и рассказывали, но никого не увидели.

Иисус: Странные люди! Почему же вы медлите, чтобы поверить в то, о чем говорили и писали пророки. Разве не сказано было, что надлежит Христу пострадать и так войти во славу?!

Клеопа: О чем это ты говоришь?

Иисус: Хорошо, пойдемте, а по дороге и поговорим. Расскажите мне что-нибудь об Иисусе.

Мария: Ну, что ж. Он был таким же, как и мы, но все же после встречи с ним всё как-то менялось, всё становилось другим. Все исцелялись – прокаженные, грешники, даже сборщик податей стал его последователем. Он был другом проституток и римлянина, он дружил даже со многими самаритянинами. Всем было хорошо, по крайней мере, таким беднякам как нам.

Иисус: Об этом же и гласит Священное Писание: «И поставлю жилище Мое среди вас, и душа Моя не возгнушается вами. Я разрушил узы ярма вашего и повел вас с поднятой головой». (Левит 26, 11-13). Не это ли вы и чувствуете сейчас?

Клеопа: Да, и мы видели, как это происходило. Так, однажды в синагоге была согбенная женщина. Он позвал ее встать в центр. Люди были возмущены его поступком, но он им ответил так: «Ни одной из дочерей Авраамовых не должно ходить под ярмом. Итак, почему нельзя дать ей свободу, даже если сегодня и шаббат?»

Мария: Он прощал грехи, мои он мне тоже простил.

Иисус: Как Исайя и возвещал: «Если будут ваши грехи, как багряное -как снег убелю». (Ис. 1.18)

Мария: Да, конечно, я помню эти слова.

Клеопа: Он был другом грешников. Раввины этого не любили, поэтому он рассказывал им притчи: о женщине, которая потеряла монету, и весь дом был поднят на ноги, чтобы ее найти, о пастухе, потерявшем свою овцу, и как вся деревня узнала, что он ее нашел. Но самая лучшая – это о сыне, который ушел из отчего дома, и об отце, который ждал его. Когда-нибудь я тебе ее расскажу.

Иисус: Мне кажется, что я ее уже слышал. Это похоже на историю Моисея. Вы помните, как Бог вывел народ Израильский из плена Египетского. Грех – тот же самый плен.

Мария: Да, и это было похоже на новый исход. Он говорил нам об Исайи. Он постоянно повторял, что Дух Господень с ним, как сказано у Исайи: «и послал Меня благовествовать нищим, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу» (Лука 4,18).

Клеопа: Да. Мы чувствовали, что мы снова народ Израильский. Казалось, в его словах звучат голоса пророков. Все казалось возможным.

Мария: Но нам было страшно. Он лучше нас знал, что ему угрожает опасность. Мне кажется, что он думал, что он тот самый слуга Божий, о котором толкует писание Исайи. Тот самый человек, который должен был пострадать и «чьими ранами мы исцелились».

Клеопа: Но он всегда добавлял: «Я одержу победу. Я воскресну». Но теперь это ничего не значит, лучше для нас забыть все. Это слишком тяжело.

Иисус: Разве это не является частью Божьего обещания? Разве не говорим в праздник Кущей слова Давида: «Не дам познать рабу Моему посрамления»? Разве забыли вы слова пророка Иезекииля о «мертвых костях». Кости сии – весь дом Израилев. Вот, они говорят: «иссохли кости наши, и погибла надежда наша». Но Господь сказал: «Нет, Я открою гробницы ваши и выведу вас, народ Мой. И вложу в вас дух Мой, и будете жить» (Иез.37,12-13.)

Клеопа: Как и Иезекииль, он говорил о новом завете. За последней трапезой с нами, он разделил между нами чашу и сказал: «Вот это новый завет в крови Моей», подобно Моисею, который орошал алтарь и народ кровью жертвенных агнцев в знак ветхого завета.

 Мария: И когда он преломил хлеб, взглянул на нас и сказал: «Сие тело Мое за вас предаваемое» – это как новая манна для нового народа. Для всех, говорил он.

Клеопа: Он не делал различий между друзьями. Рядом с ним были и греки, и римляне, много самаритян стало его последователями. Каиафа считал, что весь мир следует за ним, и, похоже, что так и было. Он был как горящий светильник в ночи.

Иисус: Ведь так и предсказывал Исайя: «Свет всем народам и слава народа Своего Израиля».

Мария: Он нам говорил, что и мы сами должны стать светом миру и не прятать наши светильники под кровать. А еще говорил, что мы сможем сделать даже большее, чем он сделал.

Иисус: И сделаете. Не всегда вы будете медлить, чтобы поверить во все, что написали пророки. Но уже темнеет, мне пора идти своей дорогой.

Оба: Нет! Нет!

Мария: Уже очень поздно. Пойдем, останься с нами.

Иисус: Что ж, если меня приглашают, я всегда прихожу.

Мария: Так же и Учитель наш говорил нам.

(все входят)

Мария: Будь благословен наш Бог за эти хлеб и вино жизни.

(Иисус преломляет хлеб и исчезает. Все в изумлении)

Мария: Это наш Господь.

Клеопа: Не горели ли сердца наши, когда Он разговаривал с нами и изъяснял Священное Писание.

Мария: Вернемся в Иерусалим и расскажем, что женщины были правы – Он воскрес.

Клеопа: И расскажем всем, что мы увидели Его в преломлении хлеба.

Отец Майкл Скрин MSC