Господи, научи нас молиться!

Подлинный источник молитвы – это жизнь, это Бог, это реальность. В чем смысл жизни? Что такое реальность? Как я могу прикоснуться к Богу? Каков Он, Бог? Что происходит в глубинах моей души? Каковы мои желания, надежды? Откуда они исходят? Ведет ли моя молитва к реальности, или уводит от реальности?

Молитва так же велика, как и жизнь, и плодом молитвы должен быть рост энергии и энтузиазма. Плодом молитвы должно быть исполнение воли Божией, но эту волю Он желает осуществить с нашей помощью. Плодом молитвы должна быть дружба с Богом и осознание того, что пока не будет этой дружбы, не будет энергии для жизни и моей миссии в жизни.

Упорядочение жизни

Мы живем в «эксцентричной» культуре, в основном не упорядоченной. Жизнь часто идет «на пределе». Технический прогресс приводит к такому «ускорению», такому темпу, что у человека не хватает времени остановиться, успокоиться, задуматься. События в нашей жизни совершаются с такой скоростью, что мы не успеваем извлечь из них урок. У нас нет ни пространства, ни времени, чтобы увидеть все в должной перспективе. В результате, невероятно трудно найти реальный порядок жизни, тот центр, вокруг которого мы смогли бы упорядочить жизнь. Трудно найти время для молитвы, которая смогла бы помочь в этом, и почти невозможно упорядочить жизнь без специального времени, отводимого на размышления.

Серьезность наших намерений найти место и время для таких размышлений будет хорошим индикатором того, насколько серьезно мы относимся к молитве. Здесь уместно вспомнить эпизод из жизни отцов-пустынников.

Какой-то молодой человек, пожелавший стать монахом, пришел в монастырь и увидел, что настоятель моет в лохани овощи. «Научи меня молиться», – попросил юноша. Настоятель схватил его за волосы, окунул голову юноши в лохань и держал ее так, покуда тот не вывернулся, чтобы вдохнуть воздуху. «Зачем ты это сделал?» – спросил юноша. Старый монах ответил: «Когда ты захочешь молиться так же сильно, как ты хочешь дышать, приходи, и я научу тебя».

Я уверен, что здесь содержится послание, имеющее ключевое значение для понимания молитвы. Если я хочу молиться только потому, что молиться приятно, или потому что молятся окружающие, или потому, что это, по крайней мере, безвредно, тогда молитва не будет настоящей, и от нее не будет никакого толку. Только когда я знаю, что без молитвы я не могу жить, не могу дышать, только тогда молитва может быть настоящей и серьезной. Тогда молитва будет подобна выбору: "Дышать или не дышать".

Как мы молимся

То, как именно мы молимся – почти неважно. Нам нужно быть открытыми к разным возможностям, которые предоставляет нам в изобилии современная церковь. Мы должны также хранить ощущение тайны, сознание того, что молитва – это дар. Мы должны знать на сознательном уровне, что Дух Божий молится в нас. Отец Луф выражает это следующим образом:

  • Место, где Бог пребывает в нас – это место молитвы. Задолго до того, как я осознаю это или заинтересуюсь этим, молитва непрерывно творится во мне. В действительности, это не я предаюсь молитве, но Святой Дух непрестанно молится во мне воздыханиями неизреченными, как пишет Апостол (Рим.8,26).
  • Молитва – сокровище моего сердца... Важно сказать об этом с самого начала. Молитва уже началась, прежде чем я сделал что-либо. Она первичнее любых моих усилий или методов. С момента, когда я получил божественную жизнь в крещении, молитва излилась в мое сердце вместе с Духом, данным мне (Рим. 5,5) Молитва здесь, она пребывает здесь...
  • «Жить в благодати» – значит жить на глубоком уровне, который достигается жизнью в молитве. В начале эта молитва всецело бессознательная, поэтому все мои усилия будут сводиться к тому, чтобы дать излиться этой молитве, дать ей проникнуть в мое сознание. Ничего, кроме этого. Из бессознательной эта молитва должна сделаться сознательной. Я должен позволить ей завладеть мною изнутри, чтобы я соединился с ней, был направляем ей и дал себе родиться от нее.

(Андре Луф. «Цистерцианская альтернатива»).

Я думаю, что аббат Луф в действительности говорит, что на глубоком уровне мы являемся молитвой, мы находимся в таких отношениях с Богом, что Его жизнь и Его реальность вливаются в нас, обнимают нас, прежде чем мы сделаем что-либо. Позволить этой реальности стать осознанной – это наша задача, и для принятия основополагающего решения в этом вопросе требуется время. Уделим ли мы время для молитвы? Дать время – в действительности дать жизнь, ориентировать нашу жизнь в определенном направлении.

Как говорил Папа Павел VI, главная задача верующих в наши дни – это связать воедино веру и жизнь. В решении этой задачи молитва играет колоссальную роль. Как моя молитва может помочь мне услышать Благую Весть? Как моя молитва поможет мне самому стать Благой Вестью, поделиться с другими Благой Вестью?

Многие пути

Есть много способов помочь людям молиться в наши дни. Это богатство Тела Христова, например, молитва с помощью текстов из Евангелия, centering prayer, молитва в единстве со всей природой, харизматическая молитва. "Молитесь так, как вы можете, а не так, как вы не можете", – говорит мудрая английская поговорка. Но следует также следить за тем, чтобы не была утрачена подлинность Евангелия и нашей человеческой природы. Быть может, вы сможете лично поразмыслить о нижеприведенных свойствах молитвы и понять, подходят ли они для вас.

  • Молитва – дар. Это не только моя воля или решение, но дар, внушенный Духом. Молитва – это дело Божие внутри нас и как таковое нуждается в нашем содействии и нашем принятии.
  • Молитва личностна. Она может быть индивидуальной или общей, но всегда должна быть личностной. Молитва не должна быть подобна гонке с препятствиями или театральному представлению, но должна являть взаимосвязь с Отцом, Который призвал меня и любит меня и видит глубины моей души. Бог должен стать для меня личностью. Молитва связана с близостью, с тесным единением. Без близости не будет апостольской активности.
  • Молитва должна быть простой, прямой, не эгоистичной, переключающей внимание с себя, свободной, освобождающей.
  • Молитва должна быть реальной, она должна касаться реальности жизни во всей ее противоречивости. Я не должен притворяться. Если я приношу мою правду перед Богом и оставляю себя открытым реальности Бога, то моя молитва благословит меня. Если же я явлю только отдельные куски моей жизни, нереальные элементы, то моя молитва не будет поддерживать меня и скоро прекратится. Ничто из того, что было в моей жизни, не должно исключаться от того, чтобы быть разделенным с Богом, будь то моя раздражительность, мои трудности с соблюдением безбрачия, моя дружба, боль и разочарования, связанные с моим служением.
  • Молитва должна быть исполнена любви: "Я избрал вас... вы мои друзья, я не называю вас рабами". Это великий вызов молитвы, содержащий в себе риск личной близости.
  • Молитва должна быть постоянной и настойчивой. В каком-то смысле ни одна молитва не может быть неуспешной.
  • Молитва должна быть телесной. Мы представляем собой одухотворенные тела. Поэтому мы должны учитывать ритмы нашего тела: отдыхать, готовиться к молитве, питать молитву тишиной и духовным чтением – все это проявление серьезного отношения к молитве и поможет нам достичь успеха.
  • Молитва должна быть христоцентричной. Приблизься к Христу и Он изменит тебя. Молитва – это революционная деятельность, потому что она дает нам силы измениться и достичь жизни, иным путем не достижимой.

Проблемы в молитве

Некоторые проблемы молитвы связаны с жизнью, другие относятся непосредственно к самой молитве.

  1. Сверхобъективизация молитвы. Может выражаться в механическом произнесение вслух слов молитвы. Это может воспрепятствовать углублению и персонализации молитвы. Те же последствия имеет и повторение молитвы, ибо повторение исключает способность ощущать настоящий момент. Это особенно важно в нашей культуре, где опыту придается столь большое значение.
  2. Игнорирование телесности человека. Такая молитва делает человека жертвой тирании идеалов, которые порождают столь несбыточные надежды, что совершенно утрачивается связь с миром. Это приводит к потере дара молитвы.
  3. Стиль жизни. Последовательный христианин должен быть святым, т.е. человеком, у которого жизнь, молитва и служение взаимосвязаны. Если у меня по моей вине возникают серьезные проблемы с людьми, то вполне вероятно, что эти проблемы лишат меня внутреннего мира или создадут столь глубокий внутренний конфликт, что я начну совершенно избегать молитвы.
  4. Метод молитвы. Быть может, я использую те формы молитвы, которые уже не подходят мне, хотя бы они и подходили мне в прошлом. В целом молитва должна развиваться в направлении большей простоты и для большинства становиться со временем более созерцательной. Помехой может быть как отсутствие метода, так и чрезмерно большое внимание к методу.
  5. Духовный голод. Без духовного чтения, без времени для размышления молитва может угаснуть из-за недостаточного притока наших духовных ресурсов. В результате мы можем утратить вкус к молитве.
  6. Чрезмерное внимание к обрядовой стороне молитвы. Особенно это касается чтения бревиария, розария, литаний и т.п. Это может угасить творческий порыв и воспрепятствовать ощущению Бога как вечно нового.
  7. Постоянное время для молитвы. Для большинства людей наибольшим препятствием является время, т.е. им трудно найти постоянное время для молитвы и сделать это время реально отведенным для диалога с Богом. Время это не просто кусок жизни. Время для молитвы символично в том плане, что показывает наши истинные приоритеты. То, что происходит на молитве – это, в конце концов, плод работы Духа Божия. Поэтому наша готовность отвести время для молитвы – это важный знак того, где находится наше сердце и что находится в его глубинах.

«Нет ничего неправдоподобного в том, что Иисус использовал Свои физические органы чувств, Свои способности к состраданию и эмпатии, чтобы созерцать жизнь и людей, которых Он встречал. Он смотрел на людей, прикасался к ним, ощущал их присутствие, сочувствовал их невзгодам с любовью, порождавшей глубокое понимание и взаимосвязь. Эта способность к созерцанию порождает, по словам известного трапписта Томаса Мертона, «проницательность превыше анализа».

Проповеди и притчи Иисуса указывают на то, что Он созерцал землю. Жатва, пшеница, смоковница, плодовые деревья, масло, соль, свет, погода, вино и виноград – все это образы веры. Он взирал на людей с любовью, которая стояла выше социальных предрассудков. Он снисходил к их состоянию и нуждам. Иисус созерцал людей с любовью, которая открывала их сердца Ему. Взамен Он открывал им Свое сердце.

Я верю, что этот созерцательный подход к жизни был той энергией, которая питала Иисуса. Во время земной жизни Его молитва была в основном созерцательной. Иногда Он молился наедине, чтобы отдохнуть и взглянуть на вещи под нужным углом зрения. Но большая часть Его молитвенного подвига совершалась в Его служении.

Иисус молился постоянно и просто созерцая жизнь, живя ею. Иисус практиковал созерцание среди шума.

Это означает, что, по большей части, молитвенный подвиг Иисуса состоял в созерцании людей и событий Его жизни в то самое время, когда Он их встречал.

Этот опыт активного созерцания был необычайно плодотворен. Встречи с людьми не только не опустошали Его, но, напротив, питали Его мысль, давали Ему возможность глубже заглянуть в сердца людей и создать те узы любви, которые будут существовать вечно". (Каванаг, Созерцание среди шума).

Отец Майкл Скрин MSC