«Там была женщина, имевшая духа немощи…»

«Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи...»
Лк. 13, 11-17. 

 

Раны, болезни, скорби обращают меня внутрь, на самого себя. Это и есть тот маленький мирок, который легко становится тюрьмой. Мне он может не нравиться, но иногда он кажется более безопасным, чем, если бы другие знали о нем, и более безопасным, чем неизвестное будущее. Даже если кто-то проламывает стены и передо мной раскрываются более широкие горизонты и новые возможности, я, хотя и бываю зачарован этим, но, скорее всего, не спеша начинаю вновь строить вокруг себя тюрьму. Я закрываю доступ свету. Я изгоняю надежду.

Ревекка постепенно становилась согбенной, и, в конце концов, дошла до такого состояния, что почти касалась головой земли. Скоро она заметила, что слепнет – ее зрения хватало только на то, чтобы разглядеть пальцы на ногах. Иногда она улыбалась собственной грустной шутке: «Может быть, стоит снова их сосчитать? Все ли они на месте?» Каждую субботу она медленно ковыляла по направлению к синагоге. Когда туго со зрением, часто выручает слух. Каждое слово Писания запечатлевалось в ее сердце, и в течение недели было ее духовной пищей. Иногда она шептала сама себе: «Я действительно богатая. Я знаю, что Бог обитает в узких границах моего зрения».

Иногда начальник синагоги еле сдерживал гнев. Казалось, он чувствовал бы себя гораздо уютнее, если бы Ревекка оставалась дома.

Не так уж много людей в состоянии выносить калек. Возможно, калеки вроде нее были как бы зеркалом для тех, кто является калекой в душе. И это может быть так же неприятно для них, как горб для Ревекки. «Но я дитя Дома Божия, и никто не может выгнать меня», – говорила она. «И к тому же, я должна быть здесь сегодня, ибо к нам собирается прийти новый Пророк, и каждое Его слово снимает камень с моей души. Я тихонько постою сзади – впрочем, здесь у меня нет выбора, ведь только там имеют право находиться женщины».

Шепот и шарканье указывали на то, что Он уже пришел, и внезапно наступила тишина. Он открыл книгу пророка Исайи. Это был текст о страдающем Рабе: «Он взял на себя наши немощи и понес болезни…» (Ис. 53,4). Затем Он сделал паузу и медленно прочел следующий стих: «Но ранами его мы исцелились» (Ис. 53,5).

«Ревека», – вдруг сказал Он, – «выйди вперед, чтобы все могли увидеть тебя. Ты свободная женщина этого дома. Ты дочь Авраама!

Выпрямись! Ты исцелилась от своей немощи!» Медленно Ревекка распрямилась, при этом с каждым дюймом ее кругозор расширялся, и ей казалось, что мешки с камнями, кем-то нагруженные ей на плечи и лежавшие там в течение восемнадцати лет, как бы падали с нее. Слезы лились по ее щекам. Теперь она, наконец, смогла увидеть Его Лицо. «Он взял на себя наши немощи; ранами его мы все исцелились», – продолжала шептать она про себя.

Не на всех лицах окружающих она прочла мир. «Если ты хочешь лечиться, ты должна была прийти в другой день, а не в субботу», – сказал начальник синагоги. Эта реплика была в действительности адресована пророку, нарушающему субботу, а еще в ней был протест против того, что женщину вывели на середину синагоги. Понимает ли этот пророк, что он делает? Но пророк уже придумал для себя оправдание: «Вы все отвязываете быка или осла в субботу, чтобы дать ему пить», – сказал Он. «Почему же нельзя отвязать дочь нашего народа, которая была связана такими ужасными цепями в течение восемнадцати лет!»

Каждый раз, когда я читаю этот текст, я вижу в нем себя и своих братьев и сестер. Жизнь нагрузила на нас мешки с камнями. Иногда я сам был повинен в этом. Иногда это получилось почти случайно. Часто это угнетает меня, иногда приводит в тихое отчаяние. Иногда благочестивые люди говорят, что все это из-за моих грехов. Правы они, или нет, но, когда я слышу это, я хочу свернуться в клубок и спрятаться.

И затем кто-то рассказывает мне о Ревеке, и о её Боге. И я знаю, что этот рассказ правдив. Я знаю теперь, что все, что сказано в Евангелии – это правда. Через это повествование Он как будто говорит мне: «Сбрось бремя, которое угнетает тебя. Это бремя не принесет тебе ни безопасности, ни спасения. Сбрось с себя эти мешки с камнями. Ощути радость жизни без них. Ты более не нуждаешься в этих ранах, которые ты использовал как оружие, чтобы наказывать других людей или оправдываться в своем бездействии. Ты свободен! «Я сокрушил узы ярма вашего и повел вас с поднятою головою». (Лев. 26.13)

АМИНЬ.

Отец Майкл Скрин MSC