Символы веры


Символ веры это сжатое изложение христианской веры. Символы веры появились еще в ранней Церкви и предназначались для крещения. На протяжении веков, в ответ на запросы времени, возникало много Символов веры. Два из них занимают особое место: Апостольский Символ веры и Никео-Константинопольский Cимвол веры.

Апостольский символ веры:

Верую в Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земля. И в Иисуса Христа, Единственного Его Сына, Господа нашего, Который был зачат Святым Духом, рожден Девой Марией, страдал при Понтии Пилате, был распят, умер и был погребён, сошел в ад, в третий день воскрес из мёртвых, восшёл на небеса, восседает одесную Бога Отца Всемогущего и оттуда придёт судить живых и мёртвых. Верую в Святого Духа, святую Вселенскую Церковь, общение святых, прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную. Аминь

Текст Апостольского Символа был всегда широко распространён в Западной Церкви и используется ныне в богослужении Римско-католической Церкви, Греко-католической Церкви и Англиканской Церкви. Также он входит в состав молитвы розария.

Согласно древней легенде, когда апостолы были готовы разделиться и разойтись для проповеди Евангелия, они почувствовали необходимость договориться о содержании сообщения, которое будут проповедовать. Это событие, как говорят, и было происхождением «Апостольского Символа веры». Одна из версий этой истории напоминает сцену в Евангелии от Иоанна 20:29. Она рассказывает, как каждый из двенадцати, воспламенённый Святым Духом, сделал личный вклад в исповедание веры:

Пётр сказал: «Верую в Бога Отца всемогущего…творца неба и земли»…Андрей сказал: «и в Иисуса Христа Его Сына…Господа нашего»… Иаков сказал: «Который был зачат Святым Духом…рождён Девой Марией»…Иоанн сказал: «страдал при Понтии Пилате…был распят, умер и погребён»…Фома сказал «сошёл в ад…в третий день воскрес из мёртвых»…Иаков сказал «восшёл на небеса…восседает одесную Бога Отца Всемогущего»…Филипп сказал: «оттуда придёт судить живых и мертвых»…Варфоломей сказал: «Верую в Святого Духа»…Матфей сказал: «святую Вселенскую Церковь…общение святых»…Симон сказал: «прощение грехов»…Фаддей сказал: «воскресение тела»…Матфий сказал: «жизнь вечную.»

(Материал из Википедии)



Из книги: "Введение в христианство",
Ратцингер Й. (Папа Бенедикт XVI)


Наш Символ веры в основных чертах сложился на протяжении II-III столетий в связи со службой крещения. Основная же формула этого таинства коренится в словах Воскресшего (Мф 28. 19): «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Крещаемому задаются три вопроса: «Веруешь ли ты в Бога, Отца, Вседержителя? Веруешь ли ты в Иисуса Христа, Сына Божия...? Веруешь ли ты в Святого Духа...?»  Крещаемый отвечает на каждый вопрос «Верую!» и после этого каждый раз погружается в воду. Таким образом, древнейшая форма исповедания совершается в форме трехчастного диалога, состоящего из вопроса и ответа, включенного в чин крещения.
По-видимому, в течение II-го и еще более в III-м столетии эта, сперва совершенно простая трехчастная формула, основывающаяся только на указанном тексте Евангелия от Матфея, стала расширяться в средней части, то есть в вопросе о Христе. Здесь речь шла о специфике христианства, и поэтому чувствовалась потребность дать в рамках этого вопроса краткое обобщение относительно Христа (кто Он для христиан?); третья часть — исповедание Духа Святого и Его значение для настоящего и будущего христианской жизни, была также разъяснена и развита. В IV веке мы встречаемся уже со связным текстом, свободным от схемы вопрос-ответ. Тот факт, что текст все еще составлен на греческом языке, делает вероятным, что он восходит к III-му столетию, так как в IV-м веке в Риме окончательно перешли на латинский язык, также и в литургии. И в IV-м веке сразу же появляется латинский перевод. Вследствие особого положения, которое заняла на всем Западе римская Церковь, исповедание, принятое при крещении в Риме (называемое «Symbolum» «Символ») быстро возобладало во всем латиноязычном мире. Разумеется, при этом текст претерпел ряд небольших изменений, пока наконец Карл Великий не добился признания во всей империи единого текста. Основываясь на древнеримской форме, он получает окончательную редакцию в Галлии. В Риме этот единый текст был принят в IX-м столетии. Примерно в V-м, а может быть, уже и в IV-м столетии появляется легенда об апостольском происхождении этого текста, которая очень скоро (наверное, еще в V-м веке) конкретизировалась предположением, будто каждый из двенадцати членов, на которые теперь делили Символ, был сложен одним из двенадцати апостолов.


На Востоке этот древнеримский Символ оставался неизвестным. Представители Рима были немало удивлены, когда на Флорентийском соборе (XV в.) они узнали от греков, что Символ, который, как они полагали, восходит к Апостолам, не читается ими.
Восток не сформировал такого единого Символа, потому что ни одна из Церквей никогда не занимала там  положения, которое было бы сравнимо с положением Рима на Западе, положением единственной апостольской кафедры во всей западной области.
Для Востока всегда оставалось характерным многообразие Символов, которые и по богословскому типу немного отклонялись от римского.
Римское (а стало быть и вообще западное) Credo является более четким с точки зрения истории спасения и христологии. Оно остается, так сказать, внутри событий христианской истории; оно просто принимает тот факт, что Бог стал Человеком ради нашего спасения, и не пытается искать за этим событием ответа на вопросы о его основаниях и его связи с целокупностью бытия как такового. 


Никео-Константинопольский Символ веры

 

Никео-Константинопольский Символ веры используется в богослужении Православной, Римско-католической, Греко-католической, древневосточных Церквей, а также большинства протестантских Церквей. Этот Символ веры обладает высоким приоритетом в силу того, что возник в итоге работы двух первых Вселенских соборов (324 и 381 гг.) 


Никео-Константинопольский символ веры
в Римско-католической Церкви


Верую во единого Бога Отца Всемогущего, Творца неба и земли, видимого всего и невидимого. И во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, от Отца рождённого прежде всех веков, Бога от Бога, Свет от Света, Бога истинного от Бога истинного, рождённого, несотворённого, единосущного Отцу, через которого всё сотворено. Ради нас людей и ради нашего спасения сошедшего с небес, и воплотившегося от Духа Святого и Марии Девы, и ставшего Человеком; распятого за нас при Понтии Пилате, страдавшего и погребённого, воскресшего в третий день по Писаниям, восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца. Вновь грядущего со славою судить живых и мёртвых, и Царству Его не будет конца. И в Духа Святого, Господа Животворящего, от Отца и Сына исходящего; Которому вместе с Отцом и Сыном подобает поклонение и слава; Который вещал через пророков. И во единую Святую Вселенскую и Апостольскую Церковь. Исповедую единое крещение во отпущение грехов. Ожидаю воскресения мёртвых, и жизни будущего века. Аминь.


Церковнославянский текст
Никео-Константинопольского Символа веры,
принятый в восточной традиции

Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век: Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день, по писанием. И восшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, животворящаго, Иже от Отца* исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во едину святую, соборную и апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь.