«Я стою у двери и стучу…»

Когда мы внимательно всматриваемся в своё сердце, мы видим разные вещи. С одной стороны, мы здесь потому, что мы слышим вызов Бога, мы верим, мы желаем встречаться с Богом, мы хотим стать апостолами Его Царства, чтобы все узнали Его и Его спасительную волю. Мы стремимся молиться, работать, заботиться о людях. У нас высокое призвание и божественное действие перед Богом. Мы свидетели Бога в неверном мире, мы противостоим злу и терпеливо переносим унижения и одиночество. Мы прикасаемся к тайнам Всевышнего, и Дух живого Бога трогает нас. Это – благодать нашей жизни!

Но мы осознаем и другую сторону нашей жизни. Несмотря на наше божественное призвание, мы хорошо знаем, что носим эту благодать в глиняных сосудах».(2 Кор. 4.7) Мы все – сыновья Адама. Мы очень часто не исполняем наши замечательные намерения. Мы забываем великие дела Господа. Мы не благодарим нашего Отца. Мы думаем больше о себе, чем о Боге или о ближних. Наша вера ослабевает, наша надежда оступается, и любовь холодеет. Наше усердие замирает. Наше сердце ожесточается.

Мы прекрасно понимаем важность молитвы, но нас зовет много других вещей – телевизор, работа, отдых, лень. Мы обещаем вести себя лучше. И не ведем. Мы обещаем жить по обету целомудрия, жить с любовью и щедростью, но нам трудно без своей жены. Может быть, мы идём на компромиссы с совестью, хитрим, становимся эгоистичными и избалованными, себялюбивыми и своекорыстными? Мы потеряли присутствие Бога, интимность, близость ко Христу. Мы не плохие люди, но, к сожалению, без огня, без Духа, без энергии, без радости и энтузиазма. Жалко! Такая жизнь не дает удовлетворения. Нам нужна святость, нужна «жизнь со всем её богатством».

А голос Господень зовет! Придите ко Мне! Покайтесь и веруйте в Евангелие!

«Жаждущие!
идите все к водам;
даже и вы, у которых нет серебра,
Идите, покупайте и ешьте!
Послушайте, и жива будет душа ваша» (Ис.55.1-3)

Мы все осознаем двусмысленность нашей жизни. Мы как Св. Павел:

«Я не поминаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю...

Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Ибо во внутреннем человеке нахожу удовольствие в законе Божием, но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего… Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисуса Христа, Господа нашего!» (Рим 7)

Слово Божие и наш опыт учат нас, что без Бога нет счастья, нет святости, нет силы, нет спасения. Бог это всегда понимал. Поэтому история человеческого рода – это история приглашения к покаянию. Бог ждет. Он хочет дать нам свой мир, свою любовь и прощение

 Мы знаем, как легко стать равнодушными. Книга откровения замечательно описывает наше состояние. Речь идет о священнике, и о епископе:

«Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч: о если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст моих. Ибо ты говоришь: «Я богат, разбогател и не в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок и нищ, и слеп и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатится, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей; и гласною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть… Будь ревностен и покайся.

Се, я стою у двери и стучу. Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною… Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам». (Откр. 3.15-22)

Братья, я цитирую этот текст не против вас, а для поддержки и укрепление нашей жизни. Мне всегда удивительно призвание священника, и я знаю радость и благодарение Бога за наше служение. Но честность о нашей человечности, и о нашей слабости, взывает о прощении наших грехов. Это прощение очень важно для нашего служения людям. Мы все знаем, как важно соответствие между нашим опытом, и нашим служением. Если мне важно покаяться в грехах, и я верю в прощение Бога, то это будет проявляться в моем служении. Если я небрежен в покаянии для себя, верующие тоже это чувствуют и это будет потерей для всех.

Наши грехи – это факт жизни. Но значительнее грехов сердце Бога. В Церкви мы так часто слышим о грехе и покаянии, что начинаем идентифицировать церковь со грехом. Это ерунда! Даже в таинстве примирения не грех является центром события, а милость и прощение Божие. Важнее не то, что мы делаем, а то, что Бог делает. «Милость Его во веки»

Мы служители этого примирения. Столько раз мы говорили: «Я отпускаю тебе грехи твои». И мы прекрасно знаем, как люди переживают свои грехи. Они чувствуют в сердце последствие недоброты и боль, которую они причиняют в семье, или на работе, и как грех нарушает наши отношения и наш мир. Грех – капкан. Грех – наркотик. Поэтому, мы жаждем свободы, мы мечтаем о мире, мы ищем прощения. Нам нужны и свет, и святость.

Слава Богу, что наша духовная традиция зовет нас к покаянию и надежде. В ранней церкви исповедь производилась только один раз. Грех не является последним словом – часто это может быть первое слово. Последнее слово за Христом: «Прощаются грехи твои». Иисус мало говорил о грехах, но много о прощении, и не только словом через притчи, но и своим служением, даже на Голгофе: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со мною в раю». (Лк 23.43)

Жизнь и учение Христа являют его сердце. Это хорошо демонстрирует притча о блудном сыне. Говорят, что эта притча была удивительна иудеям. Тогда можно было сказать отцу: «Я хочу вашей смерти». Иудеям было жалко юношу, который пас свиней и питался рожками, которые ели свиньи.

Мы знаем, что притчи евангелия повествуют о нас, и мы сами и блудные сыновья, и старший сын, и дай Бог, и Отец. Некоторые библеисты называют эту притчу «Безумный Отец», из-за Его бесконечных желаний и надежд. Вы знаете прекрасную живопись Рембрандта. На картине Отец почти ослеп оттого, что долго и пристально смотрел на дорогу, дожидаясь сына. А когда сын возвратился, отец не думал о себе: он принес лучшую одежду, перстень на руку, обувь и накрыл стол «потому что этот мой сын был мёртв и ожил, пропадал и нашелся».

Всё показывает, что младший сын опять стал полным членом семьи, несмотря на жалобы старшего сына. Отец позвал и старшего сына также, но Лука не сказал: вошел ли он или нет. Это уместно, потому что это – наше решение? Войду я или нет? Принимаю ли я дар прощения или нет?

Обо мне и о вас Отец говорит: «Надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил; пропадал и нашелся». (Лк.15.31-32)

Отец Майкл Скрин MSC