Церковь, которую я люблю...

Размышления отца Майкла
на сороковую годовщине его рукоположения

Мои сорок лет священничества почти точно совпадают с периодом дейст­вия Второго Ватиканского Собора. Я был рукоположен в середине Собора. Для многих Собор выглядел как выполнение капитальной хирургической операции без анестезии на пациенте, который думал, что у него отличное здоровье, но внутренняя жизнь, которого действительно была иссохшей.

Эти сорок лет были бесконечным подарком, но были и разочарования, и это – тоже часть моего пути. Вдохновение от «Gaudium et Spes» борется с ревизионизмом последних 20-ти лет. Иногда кажется, что мы пытаемся повернуть вспять жизнь и историю.

Но, по большому счёту, нам была дана надежда в тех многочисленных семенах, которые были посеяны в мире, и в будущем, которые они принесут. Всё это глубоко затрагивает мою жизнь. Во мне всегда было стремление к большему. Есть какая-то приманка трансцендентного и ужасное разочарование ограниченным во мне самом и компромиссах окружающей меня жизни. Это мои грехи и благословения сорока лет. Я знаю - это долгая дорога к свободе.

Благодарно празднуя этот день, я чувствую, как в моей душе играют тень и свет. Я радуюсь тому, что Дух Божий наделил меня таким вот беспокойством и отказал мне в том, чтобы я обосновался во многих необжитых измерениях священства. Я плачу по тем голосам, которые призывали меня оставить ком­промиссы, и которым я не внял. Они для меня – настоящая печаль, они всё то, что не было прожито. Я надеюсь покаяться.

Прежде всего, я хочу благословить и поблагодарить всех тех, кто был ча­стью моей жизни. Вы – по истине моя Благая Весть. Ваша история, ваша боль, ваша вера, ваша надежда – все они сеют надежду во мне. Мое путешествие – это моя надежда.

Это помогает мне всё еще мечтать о Церкви: я не могу видеть священства без того, чтобы не видеть Церковь. В сороковую годовщину моего рукополо­жения я хочу немного поделиться с вами этой мечтой, «Церковь, в которую я верю» для себя, для мира, потому что это настоящая работа Духа.

(Эту мечту я хочу описать, адаптируя для себя вдохновленное описание, которое  Хуан Ариас дал в своей книге «Бог в которого я не верю». Он облекает в слова некоторые вещи, которые я люблю, и к которым я стремлюсь).

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая верит, что Дух более истинно присутствует в одном любящем человеке, чем во всех организациях и структурах».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая, обнаружив слабость людской веры, когда корабль вот-вот утонет, не хватается за хлыст, а довольствуется тем, что говорит, как когда-то Христос, с пониманием и уверенностью: «Зачем бояться?».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая предпочитает сеять надежду, нежели пожинать страх, которая предпочитает оставлять свои двери открытыми, потому что в противном случае она рискует пропустить даже одного посланника Святого Духа, который пришёл, чтобы обогатить ее».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, у которой такой инстинкт любви, что она способна обнаруживать ее в местах, о которых бы никто не подумал, что там есть любовь; которая не возлагает на меня тяжесть, которой я не могу понести».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая уверяет меня, что я тем больше буду христианином, чем больше я ищу, чем больше я проверяю, чем больше углубляю мое знание, чем больше я открываю, даже рискуя ошибиться».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая спасает больше благословением, прощением, извинением, чем надзором и наказанием».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая знает, что Христос, а не она, является ответом на каждую проблему, с которой я сталкиваюсь в жизни. Если она не знает ответ, то она призовет меня работать с ней в совместных поисках».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая может найти свое место в любой культуре, в любом языке, в любом искусстве, в любой технике, в любой период человеческой истории, всегда готовая быть современной».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая предлагает мне не замороженного Бога, а Бога живого, реально присутствующего и продолжающего говорить нашему миру сегодня».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая боится согрешить авторитарностью больше, чем следованием духу Евангелий».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая говорит мне больше о Боге, чем о дьяволе, больше о небесах, чем об аде, больше о нашей красоте, чем о нашем грехе, больше о нашей свободе, чем о нашем послушании, больше о надежде, чем о власти, больше о любви, чем о бессмертии, больше о Христе, чем о себе, больше о нашем мире, чем об ангелах, больше о голоде бедных, чем о сотрудничестве  с богатыми, больше о хорошем, чем о плохом, больше о разрешенном, чем о запрещенном, больше о том, что еще открыто для исследования, чем о том, что уже решено, больше о сегодня, чем о завтра».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая уверяет меня, что Пасха уже победила, что мы уже начали воскресать из мертвых, что мы готовимся к новому миру, который придет завтра, что наш Бог – живой, что Он отличается от всего остального, и все же Он похож на нас: и смеется, и плачет, и ревнует, и у Него есть слабинка к падшим, униженным, безымянным, заклю­ченным, голодным, последним из всех, к тем, кто – НИКТО».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая больше заботится о  том, чтобы быть истинной, чем распространенной, более заботящаяся о том, чтобы быть простой и открытой свету, чем быть сильной, более заботящейся о том, чтобы быть экуменической, чем догматичной, более желающая быть святой, чем популярной».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, которая предлагает мне Бога так похожего на меня, что я могу с ним играть и столь отличного от меня, что я могу найти в нем то, о чем даже не мечтал».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, чьё послание, суть, слово, жизнь и миссия выражаются в: «Да!», «Да будет так!», «Поднимись и иди!», «Иди!», «Ищи!», «Забрось свои сети еще раз!», вместо: «Нет!» «Не делай!», «Погоди!», «Вернись!», «Отрекись!», «Довольно!», «Осторожно!»».

«Церковь, которую я люблю – это Церковь, у которой есть огонь, зажженный для всех замерзших и одиноких, свежеиспеченный хлеб для всех голодных, открытые двери, зажженная лампа для всех тех, кто шагает по дороге, уставший в поисках истины, которую ещё не нашёл».

«Кому-то может понравиться Церковь с другим лицом, чем то, которое я описал. Я люблю её так, как я вам только что сказал, потому что именно так я определенно вижу в ней присутствие Христа – друга на всю жизнь, который пришел не судить, но взыскать и спасти погибшее».

Именно в этой мечте о Церкви я вижу свое священство как в прошлом, так и в настоящем. Моя мечта живёт. И за это я бесконечно благодарен внутреннему Мечтателю, этому Божественному Возмутителю, Божьему Духу, продолжающему говорить мне: «Мы сделаны для большего», «Что молодым будут сниться сны, а старики будут видеть видения», Духу, который продолжает шептать, что Бог хочет, чтобы эта мечта была претворена в реальность сегодня, зав­тра.

Сегодня я благословляю и благодарю вас всех, бывших частью этой мечты и путешествия, особенно мою семью, мою конгрегацию, моего епископа, некоторых особенных друзей, некоторых святых и кучу грешников. А вы, вы – моя Благая Весть. Вы продолжаете делать возможными веру и надежду, и в этой надежде, вашей дружбе и любви я имею храбрость честно сказать:

Я теперь не боюсь дня завтрашнего,
Я видел день вчерашний,
И люблю день сегодняшний.

Отец Майкл Скрин MSC